06
Ноя

Типографическое пиратство – большая проблема

источникwired.com
авторSteven Heller

Можно с уверенностью сказать, что большинство людей не догадывается, что шрифты, также, как музыка и фильмы, защищены законами об интеллектуальной собственности, что их сопровождает здоровенный ценник, и что они необыкновенно уязвимы к неправомерной обработке и неприкрытому воровству.

В этом появляется смысл , если об этом задуматься. Печать всегда была популярным продуктом, и его распространённость на наших девайсах только подстегнуло спрос. Начертания имеют колоссальное значение в эру смартфонов и как средство передачи точной информации, и как способ отличать одно приложение от другого. Даже люди, далёкие от мира дизайна, выросли, имея общее представление о различиях в дизайне шрифтов, и становятся всё более и более избирательными в этом вопросе. Шрифтовой дизайн превратился в прибыльный бизнес.

Сложно сказать, выросли ли размеры плагиата и неприкрытого пиратства. Но ясно одно: в эру, когда файлом можно поделиться кликом мыши, и каждый пользователь ПК считает себя экспертом типографики, нарушить авторские права стало как-никогда просто. Законы, защищающие шрифты, в лучшем случае слабы. Но дизайнеры дают отпор: подают иски и убеждают потенциальных пиратов становиться покупателями своих шрифтов. Борьба идёт.

Как делаются шрифты?

Существуют десятки тысяч начертаний, начиная от Times New Roman и Calibri, доступных в любом текстовом редакторе, и заканчивая более специализированными шрифтами как, например, San Francisco от Apple. Раньше проектирование шрифта включало в себя работу по дереву и металлу, чтобы сделать его подвижным. Сегодня процесс стал в основном цифровым. Это не значит, что проектирование и производство нового начертания стало менее трудным. Шрифтовые редакторы помогают упростить креативную часть работы, но проектирование начертания с нуля по-прежнему остаётся сложным и время-затратным делом.

Слева: «Шрифт Roman размером в 7 двойных цицеро» сделан Хендриком ван ден Киире, 1576 Посередине: начертание Quarto Medium от Hoefler&Co, вышедший в 2014. Справа: оба изображения, наложенные друг на друга. HOEFLER&CO

Слева: «Шрифт Roman размером в 7 двойных цицеро» сделан Хендриком ван ден Киире, 1576
Посередине: начертание Quarto Medium от Hoefler&Co, вышедший в 2014.
Справа: оба изображения, наложенные друг на друга. HOEFLER&CO

Рассмотрим работу Джонатана Хёфлера, основателя словолитни H&Co. Такое уже случалось, когда печать XVI века вдохновила людей на создание Quarto, или стиль уличных знаков, давший подъём Gotham, основного начертания всех предвыборных кампаний Обамы. Но Хёфлер и его команда никогда не проектировали «новый» шрифт, просто совершенствуя старый. Напротив, Хёфлер говорит: «Мы ищем идеи в физических воплощениях шрифта и интерпретируем в качестве семейства цифровых шрифтов». Другими словами: когда H&Co обращается за вдохновением к историческому начертанию, дизайнеры не просто перерисовывают его. Там, где обычный шрифтовый дизайнер без капли вдохновения перерисует контуры старого шрифта и добавит засечки, команда Хёфлера тщательно анализирует исходное начертание, изучает элементы, делающие его знаки уникальными как с эстетической, так и со структурной точки зрения, а затем повторно собирает их необыкновенным способом.

Нельзя сказать, что шрифтовые дизайнеры не моделируют новые шрифты из старых. Сейчас это называют «возрождением шрифта». Фрэнк Мартинез, нью-йоркский юрист в сфере интеллектуальной собственности, специализирующийся на делах с дизайнами шрифтов, говорит, что рациональное объяснение «возрождения шрифта» прежде всего кроется в «создании цифровой версии иначе недоступного начертания». Эта часть необходима, потому что в старых начертаниях, как правило, скрыты особенности, которые возникли из-за физических ограничений, в которых они были спроектированы. К примеру, нюансы форм букв, которые были допустимы в типографской печати, будут ужасно смотреться на чётком экране высокого разрешения. Дэн Ратиган, фрилансовый дизайнер шрифтов и бывший арт-директор Monotype, говорит, что даже некоторые современные цифровые начертания требуют улучшения. «Вкратце, если мы в новом продукте основываемся на старом дизайне, значит этот дизайн в каком-то смысле не был доведён до ума».

Джеймс Монтальбано, бруклинский основатель Terminal Design, сравнивает своё занятие со сферой моды. Он говорит: «У каждого дизайнера в голове должна быть своя версия маленького чёрного платья, костюма-тройки, формальной и повседневной одежды и т.д.» «С дизайном шрифтов тоже самое — в нём есть основные исторически сложившиеся стили, которые являются фундаментом всего дизайна в печати».

Это самое главное в шрифтовом дизайне: как и все художественные начинания, он полагается на первоисточники, но без изобретательности тоже далеко не уйдёшь. "Есть много пространства для оригинальности на самых разных уровнях«,— утверждает Хёфлер. И эта оригинальность требует большого вложения и усилий со стороны дизайнера. Проектирование Quarto, несмотря на широкий доступ к шрифтовым первоисточникам XVI века, заняло девять лет. «Сравните рабочий процесс проекта Quatro с простым генерирование начертания, взяв за основу уже чей-то полностью реализованный шрифт».

Когда вы понимаете, что включает в себя создание начертания, становится ясно, почему словолитни требуют деньги за свою работу. Сегодня в цифровых пакетах шрифтов в основном есть лицензия для их применения в веб или для установки на более, чем один компьютер. Цены изрядно варьируются в зависимости от начертания и сделавшей его словолитни. Компания может выставить ценник в $99 за разрешение использования конкретного начертания в веб или $1,000 за установку шрифта на, скажем, 20 компьютеров. Но изготовление совершенно нового, заказного начертания может стоить свыше $50,000.

Поэтому несложно догадаться, насколько пиратство и плагиат могут быть заманчивыми. Немного изменить уже существующий шрифт и назвать его своим, легко. Украсть шрифт ещё легче.

Быть пиратом просто.

Плагиат и кража совершаются легко, потому что в США нет конкретных количественных определений или стандартов того, насколько нужно изменить начертание, прежде чем квалифицировать его, как «новый» шрифт. По такой же аналогии нет закона об авторском праве, защищающего дизайн любой отдельной буквы, стиля, формы или черточки. Да, конечно, есть некоторые устойчивые правила: вы не можете использовать фирменное имя типа Quatro для описания шрифта, который вы просто содрали. Вы не можете использовать тот же самый код или программное обеспечение, что и дизайнер-создатель шрифта. Но эти препятствия слишком малы для потенциального подражателя. «Если какой-то дизайн получился удачным, кто-то попробует подделать его», — говорит Монтальбано.

Пиратствовать ещё проще. Даром что хакеры-дизайнеры известны за кражу шрифтов из библиотек их собственных компаний. Бесплатные архивы шрифтов типа DaFont регулярно пополняют свои хранилища пиратскими версиями оригинальных шрифтов под изменёнными именами. А сайты типа The Pirate Bay обеспечивают лёгкий доступ к огромным коллекциям начертаний. Некоторые из них насчитывают свыше 65,000 шрифтов.

«Если какой-то дизайн получился удачным, кто-то попробует подделать его.»

Джеймс Монтальбано, TERMINAL DESIGN

Но с этим не всегда было так легко. Пиратство с цифровыми шрифтами началось в восьмидесятых, примерно в это время шрифты проникли в компьютеры. С приходом современного интернета пираты быстро просекли фишку. В 1998 году закон об авторском праве в цифровом тысячелетии упростил для словолитен процесс передачи уведомлений о нарушении сайтам-нахлебникам. «Те, кто игнорировал уведомления, становились ответственными за хранение нелегального софта», — вспоминает Карима Эль-Бехайри, сооснователь словолитни P22 Type Foundry и ветеран пиратских войн. Правда такой контроль вскоре превратился в сизифов труд.

Судебные процессы — это уже другая опция, хотя сложно найти информацию о случаях нарушений авторских прав. Большинство дизайнеров, у которых мы брали интервью для этой статьи, отказались назвать имена тех, на кого они подавали в суд или взыскания, которые их устроили, ссылаясь на условия конфиденциальности в их мировых соглашениях. Но время от времени в новостях всплывают подобные дела.

Поймать пирата

В 2009 году The Font Bureau, одна из лидирующих словолитен в США, засудила NBC Universal за провал в обеспечении безопасности их фирменных шрифтов. Тех шрифтов, которые этот медиа-гигант использовал для продвижения программ The Tonight Show и Saturday Night Live.

По данным общества публикующихся дизайнеров Font Bureau утверждало, что NBC заплатили только за одну лицензию, которая позволяла компании устанавливать начертание только на один компьютер и давала право на использование только ограниченного числа шрифтов. «Но NBC пошли дальше и установили начертания на несколько других компьютеров в офисе компании и начали пользоваться несколькими другими шрифтами, на которые они лицензию не приобретали», — сообщает SPD.

Это было большое дело. Font Bureau требовало «не менее, чем $2 миллиона» в качестве возмещения ущерба. Бюро утверждало, что неправомочное использование шрифтов компанией NBC «нанесло ущерб отношениям Font Bureau с настоящими и потенциальными покупателями» и возможно, «ввело в замешательство и заблуждение все компании под товарным знаком Font Bureau». Это усложнило все брокерские лицензионные сделки с другими компаниями. Дело было урегулировано вне зала суда, как и большинство подобных случаев.

Похожий сценарий получился в 2012 году, когда дизайнеры, работавшие над сайтом кампании кандидата в президенты Рика Санториума, якобы использовали начертание под названием Fedra, не заплатив за него. Питер Бильяк, основатель голландской словолитни Typotheque и создатель Fedra, обвинил Raise Digital в использовании «пиратской версии» фирменного шрифта на сайте Santorum. Они не только «чуть-чуть» видоизменили его, Бильяк сказал, что у фирмы не было лицензии на использование Fedra на их сайте. Бильяк нанял юриста по вопросам интеллектуальной собственности, Френка Мартинеза, который утверждал, что Raise Digital должна Typotheque $2 миллиона в виде компенсации.

В конечном счёте сайт закрыли, юристы сошлись на соглашении «нет результата — нет оплаты». Raise Digital также оплатили некоторые расходы на юристов. «Но всё это мелочёвка», — говорит Бильяк.

Решения.

Конечно, дизайнеры сайтов предвыборных кампаний и медиа-компании не единственные, кто крадёт шрифты. Монтальбано говорит, что многие воры являются хобби-коллекционерами или DIYщиками, чьё решение пользоваться фонт-шейринговыми сайтами заранее предполагает наличие общественного разрешения на доступ к любым ресурсам для частного пользования. «Я думаю, что у них преобладает мнение, что всё, что есть в интернете, должно быть бесплатным», — говорит он.

Эль-Бехайри из словолитни P22 Type Foundry полагает, что существует и другой важный психологический фактор.

«Мне кажется, это всё лень», — говорит она. «Зачем пользователям покупать лицензию на оригинальный шрифт, если можно скачать его на халяву? Существует преобладающее мнение, что шрифты не так ценны, как другой контент, зачем тогда платить за них?»
Она полагает, что фонт-шейринговые сайты следует наказывать строже, когда на них обнаруживается пиратский софт, но Бильяк высказывает более прагматичную точку зрения. Он считает, что законы не могут изменить человеческую натуру, поэтому дизайнеры должны сами пересмотреть вопрос лицензирования шрифтов. «Единственный способ бороться с пиратством — это создавать альтернативные продукты более доступными во всех смыслах», — утверждает Бильяк. Он описал свою компанию Fontstand как «шрифтовый iTunes». Их цель в том, чтобы позволить пользователям бесплатно пробовать шрифты или арендовать их на помесячной основе.

Fontstand, introduction from Fontstand on Vimeo.

Тем временем Руди ВандерЛанс, сооснователь Emigre Fonts и упорный противник нарушения авторских прав, наставляет своих студентов и бизнес-партнёров следующим образом: «Не крадите у других. Я знаю, это не так просто, но если вам совершенно необходимо „присвоить“ работу других, и вы сомневаетесь, легально ли это, спросите разрешение. Вы будете удивлены, как это легко делается и насколько это бывает взаимовыгодным». Как и Бильяк, ВандерЛанс говорит, что он лучше бы нашёл разумные способы сделать свои шрифты доступными для краткосрочной аренды и другие средства, чем терпеть дорогостоящие последствия пиратства. Он убеждён, что многие потенциальные нарушители — это скрытые будущие покупатели.

«Жадность сейчас играет меньшую роль, чем когда-либо прежде», — утверждает Ратиган. «Чаще всего это просто проявления невежества в сфере авторских прав и выдачи лицензий, или когда людям лень искать новые ходы в уже существующем дизайне», — говорит он. «Основную вину нужно валить на чрезмерно усердную бережливость, поскольку сейчас цифровые данные так просто копируются, и соблазнительно легко просто открыть файл и начать поверхностно ковыряться в нём, пытаясь изменить его». Это палка о двух концах диджитал-магии — над старыми вещами можно так поколдовать, что они превращаются либо во что-то совершенно невообразимое, либо во что-то неуверенным образом спизженое. Граница слишком мала.

комментариикомментарии по теме