23
Oct

Как это — жить с дальтонизмом?

источникblog.datawrapper.de
авторLisa Charlotte Rost

Мы, дизайнеры со здоровым зрением, на самом деле редко задумываемся о дальтонизме — мысль обычно приходит после сдачи работы, либо при сверке с чек-листом доступности от клиента.

А для дальтоников это жизнь. Жизнь, полная проблем, сюрпризов и особого взгляда на вещи. «Волшебно», «ужасно», «сплошное разочарование и раздражение», «откровение» — это только часть слов, которые прозвучали в ответах десяти людей на мои вопросы об опыте жизни с дальтонизмом. Смысл этой статьи в том, чтобы вы могли представить конкретного человека, когда будете ставить ✔️ в чек-листе доступности своего дизайна.

Это статья состоит из трёх частей на тему дальтонизма:

  1. Цвета: как видят пользователи с дальтонизмом и цветовой слабостью

    Первая статья объясняет разницу между цветовой слепотой (дальтонизмом) и цветовой слабостью, а также подробно описывает, какие цветовые комбинации вашим читателям с дальтонизмом воспринимать сложнее всего.

  2. Визуализация данных для читателей с дальтонизмом: что нужно учесть?

    Вторая статья раскрывает, как можно облегчить восприятие ваших диаграмм и карт для читателей с дальтонизмом: например, использовать различную светлоту, паттерны, символы и подписи.

  3. Жизнь с дальтонизмом: интервью пользователей

    Это статья, которую вы читаете прямо сейчас! В начале мы рассмотрим общие ситуации, с которыми столкнулись десять разных людей с дальтонизмом. После этого вы познакомитесь ближе с тремя из них: двумя картографами и директором Datawrapper.

Итак, начнём:

Опыт десяти людей с дальтонизмом

Когда я анонсировала в твиттере первую статью из серии, я попросила откликнуться людей с дальтонизмом. И мне пришло немало откликов! Я очень благодарна, что могу поделиться их опытом:

  • Уэсли Джоунс, картограф; зелёный дальтонизм
  • Марк Харроуэр, дизайнер и картограф; зелёный дальтонизм
  • Дэвид Коккелинк, директор Datawrapper; зелёный дальтонизм
  • Аноним (женщина), студентка; зелёный дальтонизм
  • Грэм Граймс, биоинформатик; зелёный дальтонизм
  • Ли Дербин, аналитик; зелёный дальтонизм
  • Питер Кардуэлл-Гарднер, разработчик ПО; красно-зелёный дальтонизм
  • Аарон Гительман, советник по связям; красно-зелёный дальтонизм
  • Роб Мортон, представитель местного самоуправления; красный дальтонизм, частичный зелёный дальтонизм
  • Кевин Ли Элдер, профессор управления информационными системами, ранее проводил лекции о дальтонизме в рамках визуализации данных; ахроматопсия

Их типы дальтонизма вполне соответствуют статистике: у большинства опрошенных именно зелёная цветовая слепота, самый частый тип дальтонизма. Среди дальтоников в целом очень мало женщин — поэтому неудивительно, что на мой твит ответили только мужчины. К счастью, моя коллега Эдурне связала меня со своей подругой с зелёной цветовой слепотой, которая согласилась ответить на ряд моих вопросов. Большое спасибо, Эдурне!

Дальтонизм в повседневной жизни

Первое, что я спросила у этих десяти людей — какие неудобства им в жизни доставляет дальтонизм. Ответы очень сильно разнились. От «дальтонизм никак не влияет на мою повседневную жизнь» (Аарон) до «это ежедневные неудобства» (Грэм) и «дальтонизм — это ужасно» (Роб). Опрошенные мною люди по-разному относятся к проблеме дальтонизма (которая, по-видимому, по-разному их затронула).

Когда дальтонизм доставляет неудобства?

  • При покупке одежды: «Надеюсь, несмотря на мой дальтонизм, я не так уж плохо одеваюсь» (Аарон).
  • Электротехника с единственным светодиодом, который меняет цвет, например,при зарядке. «Их [разные режимы] иногда невозможно различить» (Питер).
  • Гиперссылки: неоткрытая выглядит синей, открытая — фиолетовой. Тоже трудно различить.
  • Текст в интерфейсе сайтов и приложений, например, красный на чёрном. Или в книгах: «Я не могу читать детские книги, где текст расположен поверх цветного фона» (Роб).
  • Обсуждение цветов и творческие хобби: «Мой врач узнал о моём дальтонизме где-то на Рождество, перед тем как я должна была помогать дяде продавать его кожаные изделия на рождественском базаре. Я помню, как сомневалась при продаже цветных кожаных вещей, особенно когда покупатели спрашивали меня, какой цвет им лучше выбрать.Также мой дальтонизм мешал мне заниматься живописью.Я всё время боялась „что-либо испортить“. Но я преодолела этот страх. И я до сих пор рисую» (подруга Эдурне).
  • Спорт: «На скалодромах мне приходится спрашивать у других людей, какого цвета тот или иной зацеп» (Питер).
  • Видеоигры: «В спортивном симуляторе FIFA форма одной из команд должна быть белой, а другой — какого-нибудь яркого цвета, иначе я не разберу, где кто» (Аарон).
  • Готовка: «Как определить, когда моя еда готова?» (Роб).

Тем не менее, большинство пояснили, что они часто не замечают, что (или когда) у них проблемы: «Может быть, я и вижу цвета по-другому куда чаще, чем я обращаю на это внимание, но трудно знать точно», — сказал Ли. И как мне объяснила подруга Эдурне: «Думаю, я не так часто задумываюсь, что вижу цвета иначе. Я обычно обращаю на это внимание, только когда кто-нибудь называет цвет, который я в тот момент вижу. И тут приходит такое странное осознание: „Так вот оно что!“».

Каково дальтоникам читать визуализации данных

Так насколько дальтонизм мешает читать датавизы? В этом вопросе мнения тоже разнятся: от «почти у всех иллюстраций блеклые цвета» (Кевин), «90% цветных визуализаций сложно или невозможно понять» (Грэм) и «мне трудно читать примерно каждую третью цветную визуализацию» (Аарон) до «профессиональные датавиз-дизайнеры в уважаемых организациях вроде New York Times прекрасно справляются со своей работой» (Питер).

Аналогично отличаются и эмоции, когда дальтоники встречают читаемую или нечитаемую визуализацию: «Я просто подпрыгиваю от радости, когда вижу схему в цветах, которые можно отличить друг от друга», — рассказывает Роб. А вот Аарон описывает обратный пример: «Первая реакция обычно всегда разочарование и раздражение. На карантине это хуже, потому что рядом нет коллег, которых можно было бы попросить объяснить цвета графика». «Просмотр визуализаций отнимает у меня время,» — рассказала подруга Эдурне.— «Бывает довольно неприятно, когда другие люди рядом со мной куда быстрее понимают их смысл».

~

Что ж, давайте обратимся к самим дизайнерам. Далее последуют три интервью с дальтониками, не видящими зелёный цвет: двумя картографами, Уэсли Джонсом и Марком Харроуэром, и директором Datawrapper, Дэвидом Коккелинком, повидавшим и создавшим множество графиков на своём веку.

У них разные эмоции и мнения, которые дают пищу для размышлений. И я рада поделиться ими с вами.

Я добавила цвета , чтобы показать, как Уэсли, Марк и Дэвид видят их.

Интервью с Уэсли Джоунсом

После публикации первой статьи со мной связался картограф Джон Нельсон. Он спросил, интересует ли меня возможность поговорить с двумя его коллегами-дальтониками из ESRI — Уэсли Джоунсом и Марком Хэрроуэром? Конечно интересует!

Начнём с Уэсли:

— Уэсли, как вы узнали, что вы дальтоник?

Я не знал о своём дальтонизме до 11 класса. Мне нравилось проходить тесты Ишихары, но они казались мне бесполезными, поскольку на некоторых из них я вообще не видел никаких чисел.

Тест Ишихары, названный в честь своего создателя Шинобу Ишихары, как его видят люди со здоровым зрением (слева) и как его видит Уэсли (справа).

Я рассказал об этом своему другу, а он посмотрел в книгу и сказал, что в каждом из них есть число! Я помню, как смотрел на эти тесты в последующие дни, шокированный, что я не мог ничего разглядеть. Думаю, моя история в целом распространённая — многие дальтоники узнают о своём дальтонизме только с возрастом.

— Насколько неудобно жить с зелёной цветовой слепотой?

Я не воспринимаю это как большое неудобство. Больше как подарок, потому что я могу всё увидеть по-другому. Мир кажется волшебно красочным, я даже не могу представить, как его видят люди со здоровым зрением.

Но иногда это доставляет проблемы. Светофоры с мигающими сигналами (с одной секцией) могут мигать как жёлтым, так и красным — и мне приходится сильнее напрягаться, когда я их вижу. Ещё я обожаю настольные игры — и, как ни удивительно, во многих используются цвета, которые мне трудно различать. В общем, чем важнее ситуация, тем больше неудобство от дальтонизма.

В то же время это не настолько большая проблема — ведь я узнал о своём дальтонизме только к 17 годам. Вообще сейчас и я, и мои дети только кайфуют от ситуаций, когда я крашу что-нибудь в странные цвета.

— А какие проблемы доставляет вам дальтонизм при чтении визуализаций?

Проблемы бывают довольно часто. Цвет используется в визуализациях качестве указателя — может, поэтому при чтении датавизов люди с дальтонизмом чаще замечают свою болезнь.

Это особенно касается легенд. Я часто с трудом сопоставляю маленький цветной элемент легенды с соответствующей информацией на графике. Я без проблем попрошу кого-нибудь помочь, но в одиночку понимать визуализации мне довольно сложно. Вообще, сложность не в чтении всей визуализации, а в понимании различий между категориями.

— Доставляет вам ли зелёный дальтонизм проблемы при создании визуализаций?

У меня нет проблем с созданием карт или визуализаций — потому что я вижу только то, что могу увидеть. Тем не менее, я в курсе, что иногда выбираю непредусмотренные цвета. Поэтому прошу помощи у других, когда нужно больше реализма.

Цветовой круг HLS (hue, lightness, saturation) как его видят люди со здоровым зрением (слева) и как его видит Уэсли (справа). «Я полагаюсь на подобные цветовые круги — и мне очень нравится их дизайн, он самый понятный и удобный».

Время от времени мне говорят, что мои цвета сливаются, и я вношу коррективы. Порой мне сложно поверить в такие комментарии, потому что цвета, на которые они указывают, для меня выглядят абсолютно разными.

Однажды кто-то сказал мне, что для них мои карты выглядят иначе, чем другие, но ведь именно это и делает их хоть немного уникальными. Я правда стараюсь уделять много внимания цветам, которые отбираю на цветовом круге.

Тем не менее, недавно я узнал, что на моих картах и рисунках синие цвета ближе к фиолетовым оттенкам.

Акварельная карта, созданная Уэсли, как её видят люди со здоровым зрением (слева) и как её видит Уэсли (справа). «Мне пришлось менять цвет воды несколько раз, потому что она получалась слишком фиолетовой».

Там, где в моих рисунках должен быть зелёный, зачастую получается оттенок кожи. Я до сих пор не знаю почему так выходит. [Прим. автора: и светло-зелёный ,и светлый цвет кожи для Уэсли выглядят как ]

— Что вы посоветуете дизайнерам со здоровым зрением?

Я хочу, чтобы люди продолжали использовать все доступные им цвета (могу только представить, как прекрасно выглядит весь спектр), но советую задуматься о важности идеи, которую вы хотите передать. Она очень важна? Вы хотите, чтобы её увидели как можно больше людей? Учтите: если вы не проверите свои цвета на доступность для людей с дальтонизмом, какая-то часть аудитории не сможет увидеть и понять вашу идею.

Интервью с Марком Харроэуром

Как и Уэсли, Марк — картограф в ESRI. Он рисует карты и графики уже несколько десятилетий. Он тоже не видит зелёный цвет, и ему есть что сказать. В своём интервью Марк объясняет, какие цветовые палитры подходят для карт, а какие — нет («80% палитр с Colorbrewer»), почему визуализация данных стала менее читаемой для дальтоников со временем («45 оттенков персикового»), и как очки Enchroma поменяли его зрение («Я всё понял):

— Марк, вы дизайнер. Как дальтонизм повлиял на вашу работу?

Думаю, тут можно насчитать четыре пункта:

  1. Я никогда не использую пастельные или ненасыщенные цвета: — для меня они один сплошной провал.
  2. Я обожаю чёрно-белые карты с одним или двумя яркими акцентами (вроде этой от Datawrapper, или же фирменный стиль DK Books).
  3. Когда я выполняю цветные заказы для клиентов, я не всегда уверен в своём выборе с точки зрения эстетики. То, что мне кажется хорошим сочетанием цветов, выглядит странно для других — я всё время случайно делаю гиперссылки фиолетовыми — для меня этот цвет выглядит как ненасыщенный синий.
  4. Цвета оказывают меньше эмоционального воздействия на меня; у меня меньше соблазна поиграть с ними, чем у других дизайнеров. Так что для создания «настроения» или «ощущения» я использую текстуры, шрифты и визуальные мотивы (например, Newspaper Map от ESRI, сделанная в ч/б). Выглядит куда выразительнее, чем чисто цвет:

Newspaper Map от ESRI, как её видят люди со здоровым зрением (слева) и как её видит Марк (справа).

— Как ваш подход к разработке карт отличается от других?

Я использую только одноцветные схемы переходов (например, от светло-красного до тёмно-красного ), потому что мне легко заметить разницу в светлоте, как и остальным людям. Большинство схем цветовых переходов, включая 80% таких схем в Colorbrewer, слишком не очевидны для меня. Поэтому я не использую их для создания хороплет-карт. Мне просто кажется, что они одинаковые.

Как видит Марк (справа) многоцветные и одноцветные схемы переходов на Colorbrewer


Если я использую многоцветные схемы переходов, то это жёлто-синие схемы , или же схемы viridis:

Цветовые схемы viridis, как их видят люди со здоровым зрением

Цветовые схемы viridis, как их видит Марк


— Вы разрабатываете визуализации на протяжении уже нескольких десятилетий. Как изменилась данная область с точки зрения дальтонизма?

Я бы сказал, чтов плане визуализаций всё стало хуже. Сейчас дальтоникам трудно вдвойне:

  1. Первенство отдано неклассифицированным данным: многие поклоняются философии «пусть данные говорят сами за себя», когда ту же информацию можно было бы передать на карте пятью легко различимыми цветами без каких-либо проблем с контрастом.
  2. Мы живём в эпоху эстетики слишком неочевидных дизайнов, популярнойу молодых двадцатилетних дизайнеров. Иногда я цинично думаю, что они создают свои работы, только чтобы произвести впечатление друг на друга и чтобы выиграть в следующем году на конкурсе Information is Beautiful. Маятник качнулся слишком далеко от ярких четырёхцветных неоновых дизайнов 1980-х к «выпендрёжной» эстетике едва заметных цветовых переходов. С этими кеглями в 8 пунктов и 45 оттенками персикового многого не добиться.

— Как ваш дальтонизм помогает вам в дизайне?

Как дизайнеры, мы тратим куда больше времени на разработку визуализаций, чем наши читатели — на их чтение. Часто они и не сильно заинтересованы в нашей работе; они лишь сканируют их взглядом (как показывает статистика The New York Times и остальных).

Дальтонизм — подходящий заменитель такой аудитории. Если ваш дизайн можно прочитать за 1-3 секунды, «мимоходом, пока я листаю ленту новостей», значит его смогут прочитать и люди с нарушениями цветовосприятия или те, кто не может рассмотреть мелкие детали и небольшие шрифты. «Пусть всё будет просто и очевидно», это работает как на людей с нарушением зрения, так и на не особо заинтересованных зрителей.

— Последний, но не менее важный вопрос: посоветуете что-нибудь дизайнерам?

Мой совет всегда один и тот же: перестаньте выбирать лишь одну визуальную переменную Бертена (оттенок), чтобы показывать отличия между элементами. Лучше используйте дополнительно остальные переменные для передачи смысла (совмещайте форму и оттенок или оттенок и светлоту и т. п.). Получится просто более хороший дизайн, менее подверженный ошибкам — не только для нас, дальтоников. Я всегда говорю студентам: напечатайте работу в ч/б. Все данные ещё можно разобрать? Идеально.

На мои мысли повлиял опыт ношения очков Enchroma как в помещении, так и на улице в течение трёх лет. Они не исправляют моё зрение, я всё ещё не могу пройти тесты Ишихары, но БОЖЕ, ВОТ КАК ОНО ВСЁ ВЫГЛЯДИТ. Буквально, вся моя жизнь изменилась после того, как я впервые увидел фиолетовый, розовый и персиковый. И зелёные светофоры! Наиболее неожиданным было узнать, как много светлых и ярких цветов существует... например, оранжевый сигнальных жилетов. Просто восхитительно. Теперь я всё понял.

Интервью с Дэвидом Коккелинком

Дэвид — директор Datawrapper, компании, в которой я работаю. Я долгое время не знала, что он тоже относится к 1% людей с зелёной цветовой слепотой (дейтеранопией). Большинство людей в нашей команде до сих пор не в курсе. Мне стало интересно, влияет ли это на его жизнь и работу с визуализацией данных (и как).

— Дэвид, когда и как ты узнал, что у тебя зелёный дальтонизм?

Впервые я это заметил, когда мне было три-четыре года. Тогда я спросил родителей: почему все говорят, что трава зелёная , когда очевидно, что она красная . Позже, как я помню, я видел зелёные сигналы светофора белыми .

Слева: что видят люди со здоровым зрением. Справа: что видит Дэвид. Фото: Йос ван Уверкерк, Pexels.

Я получил официальный диагноз «дальтонизм» у окулиста, когда мне было 12-13 лет.

— Насколько неудобно жить с дальтонизмом?

Это не самая серьёзная проблема.Я не особо экспериментирую с цветами в одежде или мебели (в моём шкафу преимущественно чёрная , белая ◯, серая и, может, тёмно-синяя одежда).

Один из побочных эффектов моего дальтонизма в том, что я никак не могу запомнить цвет вещей, даже если я могу его увидеть. Думаю, что, раз я не могу полагаться на своё цветовое зрение, я подсознательно приучил себя не обращать никакого внимания на цвет. Пример из жизни: прямо сейчас я сижу у себя в гостиной. Рядом со мной — моя спальня. Я сейчас никак не вспомню, какого цвета моя кровать. Возможно, серая, тёмно-синяя или что-то в этом роде. Понимаю, что это звучит не очень радостно, но я вообще без понятия, какого она цвета, при том, что я вижу её каждый день. Иногда это бывает проблематично, потому что люди начинают считать, что я в целом такой невнимательный, не запоминаю цвет глаз девушек и т. п.

— Какие проблемы доставляет вам дальтонизм при чтении визуализаций?

Порой я сталкиваюсь с такими визуализациями, которые вообще не могу разобрать, например,в этом твите с картой немецкой метеорологической службы:

Слева: что видят люди со здоровым зрением.Справа: что видит Дэвид. Карта немецкой метеорологической службы.

Я бы сказал, что более 90% проблем появляются, когда люди выбирают «светофорные» цвета: красный / жёлтый / зелёный .

Думаю, что «современные» профессионалы в сфере визуализации данных в большинстве случаев делают всё верно. Самые ужасные примеры можно найти в учебниках или государственных публикациях, да и в целом они выглядят, словно были выполнены в Excel 95.

— Какова была ваша первая реакция на визуализацию, которую вы не могли прочитать из-за своего дальтонизма?

Обычно я не ломаю над ними голову — даже если я буду смотреть на них целый час, я всё равно их не пойму. Как долго вы будете смотреть на чёрно-белую распечатку цветной диаграммы, чтобы разобрать её цвет?

Люди не понимают, что неважно, какого типа у человека дальтонизм. Я не различаю зелёные цвета, но могу видеть, например, оранжевый , фиолетовый и серый , но толку от этого, если я не понимаю: то, что я вижу, оно на самом деле фиолетового цвета или одного из оттенков бирюзового? Когда нет уверенности, что видишь цвета верно, ты попросту начинаешь не доверять цветовому сигналу вообще.